Текст песни Иосиф Бродский - Два часа в резервуаре

Просмотров: 418
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Иосиф Бродский - Два часа в резервуаре, а также перевод песни и видео или клип.
Два часа в резервуаре

Мне скучно, бес...
А. С. Пушкин

I

Я есть антифашист и антифауст.
Их либе жизнь и обожаю хаос.
Их бин хотеть, геноссе официрен,
дем цайт цум Фауст коротко шпацирен.

II

Но подчиняясь польской пропаганде,
он в Кракове грустил о фатерланде,
мечтал о философском диаманте
и сомневался в собственном таланте.
Он поднимал платочки женщин с пола.
Он горячился по вопросам пола.
Играл в команде факультета в поло.

Он изучал картежный катехизис
и познавал картезианства сладость.
Потом полез в артезианский кладезь
эгоцентризма. Боевая хитрость,
которой отличался Клаузевиц,
была ему, должно быть, незнакома,
поскольку фатер был краснодеревец.

Цумбайшпиль, бушевала глаукома,
чума, холера унд туберкул?зен.
Он защищался шварце папиросен.
Его влекли цыгане или мавры.
Потом он был помазан в бакалавры.
Потом снискал лиценциата лавры
и пел студентам: "Кембрий... динозавры..."

Немецкий человек. Немецкий ум.
Тем более, когито эрго сум.
Германия, конечно, юбер аллес.
(В ушах звучит знакомый венский вальс.)
Он с Краковом простился без надрыва
и покатил на дрожках торопливо
за кафедрой и честной кружкой пива.

III

Сверкает в тучах месяц-молодчина.
Огромный фолиант. Над ним -- мужчина.
Чернеет меж густых бровей морщина.
В глазах -- арабских кружев чертовщина.
В руке дрожит кордовский черный грифель,
в углу -- его рассматривает в профиль
арабский представитель Меф-ибн-Стофель.

Пылают свечи. Мышь скребет под шкафом.
"Герр доктор, полночь". "Яволь, шлафен, шлафен".
Две черных пасти произносят: "мяу".
Неслышно с кухни входит идиш фрау.
В руках ее шипит омлет со шпеком.
Герр доктор чертит адрес на конверте:
"Готт штрафе Ингланд, Лондон, Франсис Бекон".

Приходят и уходят мысли, черти.
Приходят и уходят гости, годы...
Потом не вспомнить платья, слов, погоды.
Так проходили годы шито-крыто.
Он знал арабский, но не знал санскрита.
И с опозданьем, гей, была открыта
им айне кляйне фройляйн Маргарита.

Тогда он написал в Каир депешу,
в которой отказал он черту душу.
Приехал Меф, и он переоделся.
Он в зеркало взглянул и убедился,
что навсегда теперь переродился.
Он взял букет и в будуар девицы
отправился. Унд вени, види, вици.

IV

Их либе ясность. Я. Их либе точность.
Их бин просить не видеть здесь порочность.
Ви намекайт, что он любил цветочниц.
Их понимайт, что даст ист ганце срочность.
Но эта сделка махт дер гроссе минус.
Ди тойчно шпрахе, махт дер гроссе синус:
душа и сердце найн гехапт на вынос.

От человека, аллес, ждать напрасно:
"Остановись, мгновенье, ты прекрасно".
Меж нами дьявол бродит ежечасно
и поминутно этой фразы ждет.
Однако, человек, майн либе геррен,
настолько в сильных чувствах неуверен,
что поминутно лжет, как сивый мерин,
но, словно Г?те, маху не дает.

Унд гроссер дихтер Г?те дал описку,
чем весь сюжет подверг а ганце риску.
И Томас Манн сгубил свою подписку,
а шер Гуно смутил свою артистку.
Искусство есть искусство есть искусство...
Но лучше петь в раю, чем врать в концерте.
Ди Кунст гехапт потребность в правде чувства.

В конце концов, он мог бояться смерти.
Он точно знал, откуда взялись черти.
Он съел дер дог в Ибн-Сине и в Галене.
Он мог дас вассер осушить в колене.
И возраст мог он указать в полене.
Он знал, куда уходят звезд дорог
Two hours in the reservoir

          I'm bored, the devil ...
           Pushkin

        I

     I am an anti-fascist and antifaust.
     Their Liebe life and love chaos.
     They want bin, Genosse an officer,
     dem zum Zeit Faust short shpatsiren.

        II

     But obeying the Polish propaganda
     He Krakow sad about the Fatherland,
     I dreamed of philosophical Diamante
     and he doubted his own talent.
     He raised scarves women on the floor.
     It is hot on the floor.
     He played in the team of the Faculty of polo.

     He studied the catechism Card
     and learn Cartesian sweetness.
     Then he climbed into the artesian well of
     egocentrism. Fighting trick
     which differ Clausewitz
     was it must have been a stranger,
     Vater was as cabinetmaker.

     Tsumbayshpil raged glaucoma,
     plague, cholera und tubercles? Zen.
     He defended Schwarze cigarette.
     It attracted the gypsies or the Moors.
     Then he was anointed in bachelors.
     Then he earned a licentiate laurels
     and sang the students: & quot; Cambrian ... dinosaurs ... & quot;

     German people. German mind.
     Moreover, cogito ergo sum.
     Germany, of course, Hubert alles.
     (In my ears it sounds familiar Viennese waltz.)
     He took leave Krakow without strain
     droshky and rode on quickly
     the pulpit and honest beer.

        III

     Sparkles in the clouds whiz month.
     A huge tome. Above it - a man.
     Blackens between bushy eyebrows wrinkle.
     In the eyes - Arab lace hell.
     In his hand is shaking Cordoba black pencil,
     in the corner - it considers profile
     Arabic MEF representative ibn Stofel.

     Glowing candles. Mouse scratching below the cabinet.
     & Quot; Herr Doctor Midnight & quot ;. & Quot; Yavol, shlafen, shlafen & quot ;.
     Two black mouth pronounced: & quot; & quot ;. meow
     Silently the kitchen includes Yiddish Frau.
     In the hands of her sizzling omelet with bacon.
     Herr Doctor draws address on the envelope:
     & Quot; fine Gott England, London, Francis Bacon & quot ;.

     They come and go thought hell.
     Guests come and go, the years ...
     Then do not remember the dress, the words of the weather.
     So the years passed hush-hush.
     He knew Arabic, but did not know Sanskrit.
     Belatedly, gay, was opened
     they Ain Kleine Fraulein Margarita.

     Then he wrote a telegram to Cairo,
     in which he denied soul to the devil.
     Came MEF, and he changed.
     He looked in the mirror and saw
     forever is now reborn.
     He took the bouquet and in the boudoir girls
     off. Und Veni, Vidi, Vitsi.

        IV

     Their clarity libe. Ya Libe Their accuracy.
     Their bin ask to see here depravity.
     Wee namekayt that he loved the flower.
     Their ponimayt that will ist Ganz urgency.
     But the deal Macht der Grosse minus.
     Di toychno Shprakh, Macht der Grosse sine:
     heart and soul of Nine gehapt takeaway.

     From man alles wait in vain
     & Quot; Stop, moment, you are well & quot ;.
     Between us the devil roams hourly
     and kept waiting for that phrase.
     However, man mein Liebe Guerra,
     so in strong feelings unsure
     that constantly lying like a trooper,
     but if T? those blunder does not.

     Dichter und Grosser T? Are given clerical,
     than the whole plot and subjected Ganz risk.
     And Thomas Mann ruined your subscription,
     Sher and his actress Gounod confused.
     Art is art is art ...
     But it is better to sing in paradise than to lie in the concert.
     Die Kunst gehapt need for a sense of truth.

     In the end, he could be afraid of death.
     He knew exactly where did the devil.
     He ate a dog in the village of Ibn Sina and Galen.
     He could das Wasser drain the knee.
     And could he specify age in wood.
     He knew where to go star roads
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет